Главное меню.

 

Шотландская вислоухая: парадоксы и загадки.

Sorgente Harley

шотландский вислоухий котенок. Окрас: красный мрамор на серебре

Автор И. Шустрова, кандидат биологических наук.

Из журнала "Кошки" №7/2004

Происхождение шотландских фолдов, несмотря на сложную, запутанную и порой парадоксальную историю этой породы, отнюдь не теряется в туманной дали времен. Родоначальницей всех современных шотландских фолдов была вислоухая домашняя вислоухая кошка белого окраса по имени Сьюзи, появившаяся в 1961 году на одной из шотландских ферм. Вообще то называть Сьюзи «вислоухой» не совсем правильно. Судя по сохранившимся фотографиям, уши у первых фолдов были именно «сложенными» (так переводится слово “folded”), а не висячими – ориентированы горизонтально, так, что их кончики «смотрели» скорее в стороны, чем вперед. Оригинаторами породы фолдов можно считать Уильяма и Мэри Росс, работавших исключительно с прямыми «вислоухими» потомками Сьюзи, ее дочерью Снукс и внуком Сноуболлом (как мы теперь  понимаем, с гетерозиготными по мутации животными), скрещивая их с «нормальными», не мутантными партнерами – домашними и британскими кошками. Наверное, именно поэтому в первых поколениях фолдов не было замечено никаких отклонений – за исключением формы ушей у части потомства, ради которой все разведение и затевалось.

В 1966 году порода была зарегистрирована в GCCF и начала распространяться в Англии.

Однако при попытке закрепить мутацию в породе путем спариваний фолдов между собой заводчики столкнулись с двумя неприятностями. Из потомков, полученных от вязок фолдов с фолдами, не говоря уже о спариваниях фолдов с нормальноухими жи­вотными, только часть оказывалась вислоухими. Мало того, некоторые фолды, полученные от вязок вислоушек между собой, страдали различного рода нарушениями опорно-двигательной системы. Кости конечностей у таких кошек укорачивались, суставные сочленения разрастались, а позвонки нередко срастались вплоть до полной потери подвижности. К изучению новой породы подключились генетик Питер Дайте и доктор Олифан Джексон. Благодаря их исследованиям стало очевидно, что необычное поло­жение ушей — результат спонтанной мутации, наследуемой по доминантному типу. Мутация получила наименование Foldear (или Folded-ear) и генетический символ Fd. Костносуставные же нарушения являлись следствием повышения дозы гена Fd и проявля­лись в первую очередь у гомозиготных особей. Из этого исходило, что новую породу следовало разводить только в гетерозиготной форме, то есть при постоянных скрещиваниях с нормальноухими особями.

Надо полагать, вероятность проявления тяжелых последствий мутации «давила на психику» фелинологов. Да и признание гетерозиготной породы подвергало сомнению само это понятие. Порода, существующая только в гетерозиготной форме, нестабильна, поскольку в каждом поколении расщепляется на породистых и беспородных особей.

Разрешить эти противоречия ведущей английской фелинологической организации оказалось, видимо, не под силу. И официальное разведение фолдов в Англии с 1971 года было прекращено. С «закрытием» шотландских фолдов в Великобритании центр раз­ведения породы переместился в Соединенные Штаты.

На новую родину фолды «вступили» в 1973 году. Американские заводчики фолдов постепенно расширили палитру скрещиваний вислоушек — спаривали их не только с британцами (которые в США были немногочис­ленны), но чаще с представителями американской короткошерстной породы (АКШ), а также с экзотами и реже с персами. К счастью, система разведения фолдов в США оказалась под профессиональным контролем доктора Розамунд Пельц. Политика работы с новой породой определялась в первую очередь вредными последствиями самой породообразующей мутации. Однако американские бридеры, создавая стандарт и племенную программу, по­пытались попутно решить вторую задачу: не только избежать вредных последствий мутации, но и добиться максимальной выраженности нужного признака (то есть прилегания ушей).

Итак, с одной стороны, было ясно, что породообразующая мутация может быть безопасной только в гетерозиготной форме. Тем не менее, шотландские фолды должны были стать именно породой со своими характерными морфологическими особенностями, а не просто «какой-то» кошкой с висячими ушами. И вот вместо того, чтобы скрещивать фолдов с любыми приглянувшимися короткошерстными кошками, в качестве партнеров им американские заводчики начали подбирать не только фолдов, но и нор­мальных потомков II-III поколений от первоначальных скрещиваний фолдов с АКШ, экзотами или британцами. Очевидно, предпочтение отдавали животным из тех пометов, в которых наблюдались наиболее удачные котята-фолды. Эти «нормальные шотландские» особи постепенно вытеснили британских и американских коротко­шерстных кошек из разведенческой программы. Порода стала состоять из шотландских фолдов и их прямоухих партнеров, получивших название шотландских страйтов (именно такое произношение почему-то утвердилось в русской фелинологической терминологии от английского «straight» — «стрэйт», «прямой»). Подобная система разведения, во-первых, позволила унифицировать морфологический тип породы. Во-вторых, дала возможность вести отбор на уменьшение ушей и улучшение их прилегания. Сами по себе страйты не являются носителями мутации Fd. Однако, как известно, на степень проявления мутаций оказывают сильное влияние гены-модификаторы. Именно от них зависит, будут ли уши фолда маленькими и плотно сложенными или же большими и приподнятыми. Страйты выступали именно как носи­тели благоприятных генов-модификаторов. Страйты, правда, оказались несколько «поражены в правах» — не имели права участия в Чемпионате, но зато они могли похвастаться выдающимся вислоухим потомством, кото­рому уже ничто не мешало блистать на выставках.

Такой подход не мог не сказаться на облике шотландских фолдов самым благоприятным образом. Ведь заводчики отбирали не только желательное проявление мутации, но и ту внешность, при которой эта мутация смотрелась самым выигрышным образом, а периодические инбридинги данный морфологический тип закрепляли. В итоге сложился совершенно самостоятельный тип шотландца — не грубая и случайная смесь черт прародителей, а гармоничное и обаятельное единство, в котором присутствие предковых пород обозначено лишь отдельными штрихами и взаимно облагорожено.

Американская стратегия разведения отразилась и в стандарте шотландского фолда. В частности, в нем запрограммирован отбор на удлинение хвоста (предпочтение — длинному и сужающемуся хвосту, естественно, пропорциональному длине корпуса). Дело в том, что проявление нежелательного влияния мутации на скелет  сказывается прежде всего на хвостовых позвонках: они укорачиваются, утолщаются, и весь хвост животного становится коротким. Племенной отбор, направленный против укорочения хвоста, снижает риск выщепления аномалий в строении суставов. Однако отбор такого рода неизбежно является движущим. Удлиняющийся хвост постепенно (с течением поколений, разумеется) «тянет» за собой удлинение всего корпуса и, в силу физических корреляций, приводит к общему облегчению типа. Но кошка с круглой «кукольной» головой и растянутым челом выглядит негармонично, поэтому чрезмерное удлинение корпуса и легкий костяк американский стандарт отнюдь не приветствует. Шотландский фолд американского типа — кошка округлых линий, но средних размеров, с крепким костяком, но все же не массивная и не компактная. Завершает общее впечатление уютной округлости плотная, мягкая, неприлегающая шерсть. На Европейский континент шотландские фолды «вернулись» в начале 70-х годов прошлого века. Правда, самая почтенная из европейских организации — FIFe — эту породу в то время категорически не признала, после­довав за английскими коллегами, а другие фелинологические организации Старого света решили ориентироваться на американский стандарт. Но... Ориентировались на него европейские эксперты лишь формально. Если в США шотландский фолд (вкупе с шотландским страйтом) стал единой породой, то в Европу попадали, как правило, не племенные «гнезда», а лишь отдельные особи-фолды. Естественно, заводчикам хотелось на первых порах увеличить поголовье этих вислоушек — желательно, с наименьшими затратами. Заводчики в различных странах Европы не приняли американской системы разведения и продолжали разводить фолдов по программе фолд + прямоухий партнер иной породы. В качестве этой самой иной породы выступали прежде всего британские короткошерстные, экзоты и, в меньшем числе, персы. Четвертой составляющей «американского успе­ха» — АКШ — в Европе, естественно, не было.

Но главное, чего не было у европейских заводчиков — это желания целенаправленно выделять и поддерживать породный тип, пригодный для стабильного, эффектного и безопасного проявления фолд-мутации. Не последнюю роль, наверное, сыграли и меркантильные соображения — содержание в питомнике и реализация особей, не пригодных для чемпионата, как обязательное условие племенной работы. В итоге европейские фолды более напоминали грубоватых по типу британцев, без свойственной фолдам плавности и мягкости линий; часто у них отмечалось укорочение хвоста и дефекты его позвонков, нередки были плоские лбы и длинные носы, как и выпирающие подушечки вибриссов. Но самый главный, поро­дообразующий признак — уши — также оставляли, мягко говоря, желать лучшего. Животных с хорошим прилеганием ушей при малом размере оных можно было пересчитать буквально по пальцам, наиболее же часто приходилось наблюдать довольно широкое, однократно сложенное ухо, слегка приподнятое над черепом и направленное не вниз, а куда-то в сторону...

К сожалению, Россия не осталась в стороне от этих негативных процессов. Первым ввезенным в начале 90-х в нашу страну фолдом был черный кот европейского происхождения Monty von Hexenberg. Он был ближе к британскому, нежели к истинно американскому типу. Но надо учесть, что породный тип британцев за 15 лет претерпел заметные изменения, так что Monty по современным меркам был котом некрупным, крепкого сложения, с доволыга плоским лбом. Идеальным прилеганием ушей он, к сожалению, также не мог похвалиться.

Немногочисленые фолды (и, что даже более важно, страйты) американского происхождения появились в России примерно в то же время (питомник «Р.С. Айленд»). Впоследствии было импортировано еще несколько американских фолдов и страйтов (питомники «Р.С. Айленд», «Миф», «Jollycat»), но массовое разведение фолдов в стране строилось все-таки по европейскому принципу, а отнюдь не по американской системе. Преобладающими спариваниями были кроссы фолдов с британскими особями, причем все прямоухое потомство однозначно записывалось в британскую породу, чтобы не терять его коммерческой стоимости. Реже практиковали кроссы с экзотами и персами, — самое забавное, что прямоухих котят от подобных пар определяли опятьтаки в...британцы!

Заводчикам британских кошек, естественно, не было смысла отбирать их по генам-модификаторам мутации Fd. В результате большинство фолдов европейского и, соответственно, российского разведения, полученных от скрещиваний с бри танцами, обладают неплотно прилегающими и довольно большими (для фолда) ушами. Нередко хорошо прилегающие у котят уши приподнимаются и даже «встают» или выворачиваются назад по достижении животным шести-восьми месяцев. Кошка с такими стоячими ушами не является выставочным фолдом. Не является она и британской — не только в отношении ее генотипа, но и по внешнему виду — даже стоячие уши фолда отличаются от обычных кошачьих ушей характерной формой (они производят впечатление срезанных по наружной линии) и поставом. Британцы  нередко передают фолдам и свою широкую мордочку с наполненными подушками вибриссов. Широкую мордочку крупного британца можно определить скорее как среднюю по длине, нежели как короткую. Изменение короткой округлой мордашки классического фолда на столь массивную лицевую часть нарушает «кукольную» внешность этой породы и не очень-то гармонирует с округлым черепом и большими широко открытыми глазами.

Основная причина стабильности подобного порочного разведения фолдов в том, что большинство отечественных экспертов и, что еще важнее для заводчиков, покупателей, невзирая на стандарт, отдают предпочтение фолдам в британском типе — крупным, мордастым, массивным. Конечно, такие коты смотрятся эффектно. Но — не говоря уже о несоответствии стандарту породы — тяжелый и массивный тип повышает риск проявления вредных последствий мутации. На российских выставках куда как часто появляются фолды с укороченными или малоподвижными из-за сращения позвонков хвостами. Причем сращение позвонков, незаметное у котят, становится очевидным у молодняка 6-10 месяцев, уже покинувшего родной питомник.

Вернемся, однако, к основному породообразующему признаку фолдов. Варианты сложения и прилегания ушей оказались весьма разнообразными. Заводчики породы добивались не только (и даже не столько) маленьких ушей самих по себе, сколько создания необычного и вместе с тем гармоничного облика кошки в целом, поэтому главным требованием стандарта была и остается «вписанность» ушей в контур головы. Это и придает лучшим из фолдов вид «кошки-матрешки» — мягкие «уютные» очертания, круглая голова, круглые глаза. Чаще всего хорошо прилегающие ушки сложены двукратно — одна складка формируется в нижней части ушной раковины, а вторая примерно по ее центру. В итоге кончик уха оказывается направленным вниз и вперед. Часто ухо слегка сложено еще раз — примерно в 3-5 мм от самого кончика, обеспечивая совершенное прилегание ушной раковины к черепу. Однако бывает и так, что обе нижние складки сливаются и как бы объединяются, обеспечивая плавный изгиб ушной раковины. Кончик уха остается ориентированным в том же направлении. Оба эти варианта формируют гармоничный контур головы и при экспертной оценке оказываются равноценными.

У фолдов, полученных от вязок с британцами, чаще всего сохраняется только одна — вторая, если считать снизу, складка. Уши фолда оказываются приподнятыми и направленными в стороны. При исчезновении обеих складок уши попросту «встают», хотя и остаются ориентированными в стороны. Обычно степень прилегания ушей коррелирует с их величиной: чем сильнее сложено ухо, тем оно меньше. Видимо, такие «рыхлые» партнеры, как британцы, с их низким, слегка наклонным поставом широких в основании ушей, склонны модифицировать мутацию Fd преимущественно в этом направлении. На первый взгляд экзоты и персы в качестве партнеров для скрещивания более перспективны — во всяком случае, в том, что касается постава ушей. Маленькие треугольнички ушей экзота (разумеется, хорошего экзота) расставлены довольно широко, но практически лишены наклона вперед. Похоже, это обеспечивает их потомкам- фолдам не только малый размер ушей, но и преимущественное сохранение нижней складки, в результате чего уши «ложатся», а не приподнимаются над контуром головы. Вторая складка нередко разглаживается, тогда ухо приобретает вышеописанный вид изогнутой раковинки. Но... бридинг на основе персов и экзотов чреват гораздо более серьезными неприятностями в отношении скелетных нарушений. Использование компактных, «коротких» по сложению пород оказывается благоприятным генетичес­ким фоном для сращения межпозвоночных дисков, укорочения конечностей и разращения суставов даже у гетерозиготов. Кроме того, надо по­мнить, что персы н экзоты нынешнего дня по своему породному типу весьма далеко ушли от своих сопородников 70-80-х годов прошлого века, — тех времен, когда, собственно, и складывались шотландские фолды. Нынешний экзот или перс — экстремальное животное со своими специфичными особенностями наследования утрированных породных черт, со сложной динамикой ростовых зон, со своими внутрипородными типами, наконец.

Поэтому вполне вероятно, что при вязке круглоголового экзота с «подбританенным фолдом» вы получите у котят вместо ожидаемых округлостей угловатые надбровья, плоские лбы, зауженные носы с высокой спинкой, выдающиеся челюсти, нарушение прикуса и прочие «прелести». Если такое бессистемное скрещивание фолдов, пусть с самыми качественными, но не проверенными в отношении генетического фона британскими и тем паче экзотическими кошками, будет про­должено, наши заводчики рискуют по­терять сам породный признак, закрепив встающие или приподнятые уши, или же накопить в своих питомниках коллекции костных аномалий, любопытных разве что для ветеринаров.

К счастью, есть счастливые исключения из общей порочной практики российского фолд-бридинга. Ряд питомников — к упомянутым выше можно добавить «Румфолд», "Каприз*, «Мормот» и другие — ведут целенаправленную племенную работу с гра­мотным подбором пар, с опорой на американские линии, с жесткой ориентацией на стандарт.

Но общая ситуация с племенным поголовьем фолдов пока что далека от совершенства.

Вопросу о современных проблемах ситуации, сложившейся в породе, и возможных путях их разрешения было посвящено одно из заседаний Форума WCF-бюро России в марте 2004 года. В целом перспективные направления племенной работы с породой, определенные в ходе работы Форума, можно свести к ряду следующих предложений.

Поскольку настоящих страйтов желательного типа, с благоприятным генетическим фоном, а не просто прямоухих потомков фолдов британского типа — в нашей стране катастрофически мало, спаривания фолдов с британцами, при условии тщательного подбора последних, видимо, все-таки придется продолжить. Но кроссы эти должны стать «асимметричными» - вислоухие котята подлежат актированию как шотландские фолды, прямоухие — как шотландские страйты, но ни в коем случае не как британцы! Это позволит в будущем определить наиболее перспективных производителей - страйтов и обогатить генофонд племенного поголовья желательными модификаторными генами за счет закрепления их путем последующих инбридингов. Кстати, и самой британской породе такое ограничение пойдет только на пользу, избавив ее от неконтролируемого притока чужеродных аллелей. Положение об асимметричных кроссах должно быть или зафиксировано в стандарте пород, к примеру, внесением такого пункта: для шотландского фолда «скрещивание с британской породой допускается», а для британской породы — «скрещивания с иными породами не допускаются». Если же регламентация подобных кроссов на уровне стандарта, например, WCF, окажется невозможной, эту политику придется осуществлять клубам на местах, внеся соответствующие пункты в их племенные положения.

В ряде фелинологических организаций, в том числе и российских, уже действует положение о регистрации шотландских страйтов. Однако эти организации неизбежно сталкиваются с одними и теми же проблемами, а именно, «вымыванием» из племенного поголовья производителей-страйтов, не имеющих допуска к чемпионату. Традиции содержания питомников у нас в стране, увы, отличаются от американских, да и климат не позволяет держать 10-20 племенных животных. Производителей в питомнике, как правило, насчитывается не более трех, и чем они титулованнее, тем больше котируются среди заводчиков и потенциальных покупателей. А на качство котят и рейтинг питомника смотрят лишь особо продвинутые бридеры. Некоторые независимые российские фелинологические ассоциации, учитывая эту специфику национальной фелинологии, открыли Чемпионат для шотландских страйтов. И столкнулись с парадоксальной ситуацией — стандарта-то на шотландского страйта нет! Его еще надо написать и утвердить. (Порода шотландский страйт. Стандарт.)

Казалось бы, написать такой стандарт нетрудно — переписывай все стати шотландского фолда, за исключением пункта «Уши». Уши же страйта, по всей видимости, должны быть небольшие, неширокие в основании, относительно широко расставленные, без явно выраженного наклона вперед (если я ошибаюсь, пусть меня поправят владельцы американских страй­тов). Что же касается балльной раскладки стандарта, то не менее половины баллов с породообразующего признака (ушей) фолда нужно снять и пропорционально распределить между другими статями страйта. Может быть, написать этот стандарт и нетрудно, но будет куда труднее его утвердить в какойлибо крупной фелинологической организации.

И столь же трудно будет первое время судить по этому стандарту. Наши заводчики, избалованные долгими годами метизации фолдов, что греха таить, привыкли к тому, что страйтом имеет право называться любая кошка, полученная от фолда и недотягиваю­щая до идеального британца, причем недотягивающая по любым параметрам. Именно поэтому, возможно, не стоит так уж спешить с открытием Чемпионата для страйтов. Правда, по моему мнению, переходный период от начала обязательной регистрации страйтов, утверждения стандарта и открытия Чемпионата не должен быть очень уж долгим — год — два, максимум — три. За это время успеют вырасти и сформироваться «официальные» страйты, стандарт имеет шансы утвердиться в сознании заводчиков, а вот глобальных потерь за счет «вымывания» беститульных страйтов порода понести все-таки не успеет. И еще одно: успех такой политики невозможен без ужесточения судейства фолдов, причем не только в отношении качества сложения ушей и свободы от носительства скелетных аномалий, но и породного тина в целом.

 

 

Котята в продаже

сканирование фото пленки слайдов

© 2007-2011 kitten-kiev.com.ua

печать, сканирование