Главное меню.

 

 

Не назвать ли нам кошку кошкой?

А. Долгопольский,

Кандидат филологических наук.

В нашем журнале состоялся небольшой симпозиум на тему, подсказанную народной сказкой. Мы решили выяснить, почему кошку назвали кошкой, и пригласили на « пир» (точный перевод слова «симпозиум») несколько специалистов, так или иначе причастных к изучению движения слов в пространстве и времени.

Участники симпозиума: молодой Полиглот, Филолог-Классик (досконально знающий все произведения латинских и греческих авторов всех веков до и нашей эры). Биолог, археолог, Историк Культуры, несколько языковедов: Этимолог (председательствует), Славист, Востоковед, Африканист, Египтолог.

Полиглот: -Разрешите обратить внимание уважаемого собрания на то, что наименования домашней кошки в разных языках Европы почти совпадают. Так у славян находим: старославянское котька, русское, польское и чешское кот, украинское кіт. У германцев: датское кат, шведское катт, немецкое катце, английское кэт. То же у культов (древнеирландское катт), и у романских народов гато, итальянское гатто. Да и французское chat (ша), я думаю того же происхождения.

Этимолог: -  Вы совершенно правы, коллега, латинское к начале слова во французском языке превращается в ш. Французское chat, несомненно происходит от латинского cattus (каттус) – «кот».

Полиглот: - Тем более. Вы видите несомненное звуковое сходство. Как его объяснить? Легко увидеть. Что здесь перед нами наследие древнего праиндоевропейского языка из, которого и произошли все упомянутые языки.

Этимолог: (со снисходительной улыбкой): - Молодой человек! Давайте не будем забывать о законах развития звуков. В каждом из языков Европы звуки, пришедшие из праиндоевропейского, менялись по точным законам, давно известным науке. Например, тот индоевропейский звук, который дает к в латинском и греческом, всегда превращается в h в германском. Латинскому корну (рог) соответствует английское horn, латинскому корню корд- и греческому кард- соответствуют herz и heart (сердце).

А что мы видим в немецком катце и английском кэт? К осталось на месте. Законы нарушения и в испанском и итальянском, где находим г вместо к, которое должно было там звучать. Ваша гипотеза не объясняет этих аномалий и, значит не проходит.

Историк Культуры: - Уважаемый Полиглот, ваша гипотеза неприемлема и по другой причине. Коллега Археолог может подтвердить, что домашняя кошка появляется в Европе лишь в I тысячелетии н. э. через тысячи лет после распада праиндоевропейского языка.

Археолог: - Разумеется. Даже в античное время (по крайней мере , до IV века н. э.) никаких следов домашней кошки в Европе не обнаружено. Например, при раскопках в Помпее под слоем окаменевшего пепла нашли останки лошадей, коз, коров, собак, свиней, но ни одной домашней кошки!

Биолог: - Замечу, кстати, что существующая  в Европе домашняя кошка происходит не от дикой европейской кошки – лесного кота, а от ввезенного в Европу из вне вида.

Филолог – Классик: - Домашней кошки в Европе в античное время не было. В древнегреческой комической поэме мышь говорит, что больше всех на свете боится двух зверей: ястреба (киркос) и ласки (галеэ), но ласка все-таки страшнее. Ласка, а не кошка. А басня о городской и полевой мышах в изложении Горация? Городская мышь пригласила полевую познакомиться с прелестями городской жизни. Проникли они в дом, и вдруг – страшный зверь. Кто бы вы думали? Кот? Нет, собака! Согласитесь, что у нас – и вообще в любой стране, где есть домашние кошки, - баснописец непременно бы упомянул в этом месте кота. Или вот еще: греки начинали детские сказки словами: «Жили-были мышка да ласка» вместо нашего «жили-были мышка да кошка».

Полиглот: - Простите великодушно, но я помню в Неаполе в «Музео Национале» помпейскую фреску I века н. э., изображающую кошку. Кошку в I веке н. э! Как же так!

Археолог: - А вы припомните, пожалуйста, что это была за кошка и что она делала?

Полиглот: - Она, кажется, ела какую-то птичку. Да и вид у кошки был, по-моему необычный.

Археолог: - Так вот, фреска изображала дикую кошку, разрывающую птицу.

Этимолог: - Вы правы, друзья, домашняя кошка в Европе появилась очень поздно. Но ведь дикий кот-то там был? Значит слово кот в его тогдашнем значении могло в праиндоевропейскую эпоху обозначать дикого кота, а потом оказалось перенесено на домашнего.

Полиглот: (воспрянув) – А ведь верно!

Филолог – Классик: - Увы, неверно. Если бы латинское каттус было индоевропейского происхождения, оно встретилось бы хоть раз в обширнейшей латинской литературе, которя начинается со II века до н. э. Между тем мы не находим этого слова нигде: ни в художественной литературе, ни в сочинениях, посвященных сельскому хозяйству, животноводству, естественной истории. Мы ни разу не встречаем его в бесчисленных латинских надписях той эпохи. Впервые это слово появляется в тестах только с IV века нашей эры. А древнегреческая литература познакомила нас со словом катта в применении к дикому коту. Но катта впервые попадается нам только в «Истории у церкви» византийского писателя Евгения Схоластика (IV век н. э.), в рассказа о детстве святого Симеона.  Однажды жители города увидели мальчика Симеона шагающим по улице с пантерой. Мальчик спокойно вел пантеру, держа ее за ошейник, и объяснял окружающим, «что это тот айлурос, которого молва называет катта». Иными словами, он, скромничая, выдавал пантеру за кошку. Но нас сейчас интересует не геройство мальчика и не скромность его, а странная манера выважаться. Почему он говорит так сложно? Почему просто не сказать: «Это кошка»? В то время домашняя кошка была существом не совсем привычным. И название ее – катта – не получило еще права гражданства в литературном греческом языке. Было другое более привычное слово – айлурос, им обозначали без разбору всяких мелких охотников за мышами: и ласок, и куниц, и горностаев, и диких котов и новых котов – домашних. Вот почему простую мысль  «это кошка» пришлось выражать так сложно.

Итак, слово, появляющееся в латыни и греческом так поздно, не может быть праиндоевропейским. Латинское каттус и греческое катта заимствовано из какого-то другого языка.

Полиглот: (несколько сконфуженно): - Что ж, приходится сложить оружие. Видно слово пришло с Востока. Действительно, в арабском кот – qitt, в турецком – кедди, в осетинском – гэды, в армянском – кату, в грузинском – к’ат’а, в аварском – кету, в даргинском – гата  и т. д.

Этимолог:  - Так из какого же языка пришло название кошки в Европу?

Полиглот: - Давайте выясним сначала где кошку одомашнили.

Историк Культуры: - Первые археологические и литературные сведения о домашней кошке относятся к Египту. В Египте найдены десятки тысяч мумий кошек (они считались священными животными).

Полиглот: - Если древняя родина домашней кошки – Египет, то и истоки этого слова надо искать в Египте. Оттуда оно, вероятно, пришло в Европу через Переднюю Азию.

Египтолог: - Вынужден разочаровать вас, молодой человек. В египетском языке название домашние кошки вовсе не похоже на европейское. Оно содержало согласные m, j и w, а читалось. По-видимому, как мяу. И несколько тысяч лет назад кошки мяукали так же, как теперь.

Востоковед: - Уважаемый Полиглот, вы ограничиваетесь только перечислением слов из разных языков. Но ведь языки существуют не только в пространстве, но и во времени. Важен не только вопрос «где?», но и «когда?» На каком из языков Востока знакомое нам название кошки впервые было записано? На сирийском! Сирийский-один из семитских языков. Примерно с III века н. э. на нем говорило христианское наследие Передней Азии. Обширная литература (христианская, религиозная и светская)на сирийском языке существовала вплоть до XIV-XVI веков. За последние 600 лет, по мере перехода местного населения на арабский язык, исчезла и литература на сирийском языке.

Первый надежно датируемый сирийский памятник со словом к’ат’у («кот») относится к VI веку н. э. То есть слово проникло к сирийцам тогда же, когда и к грекам. А вернее оно и к сирийцам и пришло скорее всего из греческого.

Полиглот: - Так где же первоисточник слова «кот»?

Африканист: - Позвольте мне высказать свое мнение. Домашняя кошка из Африки, но на востоке Африки, в Египте, подходящего слова нет. Так может быть, поищем в других ее районах? Мне кажется, разыскиваемый нами корень есть к западу от Египта – у берберов. Сейчас они живут островами среди арабского населения, пришедшего в Северо-Западную Африку вместе с исламом, и язык их испытал громадное арабское влияние. Но южнее, в Сахаре, арабское влияние меньше, и живущие там берберы («туареги») сохраняют берберскую речь в большей чистоте. Так вот, у туарегов сохранилось слово тагда «дикая кошка» (та – это приставка женского рода, а корень – гд с глубоким гортанным г – восходит к древнеберберскому qat названию дикого, а потом и домашнего кота).  Видимо латинское каттус и происходит и слова qat: наверное, римляне познакомились с домашней кошкой и ее названием впервые в Северной Африке, которую они завоевали, разгромив Карфаген. На северо-западе Ливии арабы и берберы до сих пор называют кота каттус – прямо по латински!

Этимолог: - Ваша гипотеза мне нравится. Знаете, она может объяснить и те весьма странные колебания между к и г (каттус и гаттус), которые наблюдаются в поздних латинских памятниках и романских языках (вспомним испанское гато, итальянское гатто!)

Действительно, древнеберберский звук q занимал в некотором роде среднее положение между k и g латинского языка. И неудивительно, что некоторые римляне слышали в берберском слове звук к, а другие воспринимали его как г. Отсюда и колебания.

Подведем итоги. Все имеющиеся у нас факты укладываются точно в одну гипотезу:

В средней Африке древнеберберские слова qat обозначало дикого кота, а затем было перенесено на домашнюю кошку.

Из Северной Африки слово попало к римлянам (каттус с вариантом гаттус). Произошло это в IV веке н. э. или несколько ранее.

От римлян слово перешло к грекам Византии, а от них  - в страны Передней Азии и Кавказа. Римляне и греки передали название кота (вместе с самим котом) германцам, славянам, кельтам и другим народам Европы.

Полиглот: - Ну что ж, с котом как будто все ясно. Но как быть с кошкой? Почему кошка, а не котиха или, скажем, котица?

Славист: - На этот вопрос ответили Макс Фасмер и О. Н. Трубачев. В своих книгах по этимологии они высказывают предположение, что кошка – уменьшительно-ласкательное слово типа «мишка» (медведь). Есть такой тип ласкательных имен в русском языке: Алексей - Алеша, Мария – Маша. На мой взгляд, кошка и мишка, так же, как Пашка, Машка и Тишка, - слова, возникшие в речи детей (или в разговорах взрослых и детей). Ведь в жизни детей кошка играет роль куда большую, чем в жизни взрослых. Зачем взрослому человеку о кошках размышлять, когда они ни молока не дают, ни в поле не пашут. О кошках говорят в детстве. Я думаю, что только поэтому вместо котиха (или, как говорили древние славяне, «котька»)мы произносим кошка.

Примечание слависта

Нам часто задают вопросы о том, можно ли говорить «окот овец» или «окот свиней». По мнению некоторых ревнителей чистоты русского языка, котиться должны лишь кошки, а для овец они предлагают глагол ягниться (корова отелилась, собака окотилась, овца «оягнилась»).

Тут следовало бы различать три разных вопроса:

действительно ли слово «котиться, окотиться» произведено от «кот»?

принято ли  по-русски говорить: «овца окотилась», «крольчиха окотилась», «свинья окотилась»?

можно ли ссылаться на этимологию, то есть на происхождение слов, в спорах об их употреблении?

Сначала вопрос первый. Глагол котиться в языках Европы гораздо древнее, чем слово «кот». Котиться – прямой наследник индоевропейского корня kat, значащего «детеныш животного» или «рожать детеныша».

Короче говоря, к коту это слово исторически не имеет ни малейшего отношения.

Второй вопрос. Русский народ испокон веков применяет слово «котиться» к козам, овцам, к крольчихам и зайчихам, к мелким хищным животным: кунице, хорьку и в том числе – к кошке. Вот свинья как будто окотиться не может. Мысленная связь между словом «окотиться» и словом «кот», «котенок» прежде отсутствовала, но сейчас – особенно, я думаю, в сознании городского жителя – такая связь (по-нашему, «ложная этимология», или «народная этимология») возникла.

К этому хотелось бы прибавить только одно принципиальное значение. Происхождение слова не так уж важно для его современного употребления. Не возмущают же нас абсурдные с этимологической точки зрения сочетания слов: «выстрелил из ружья», «красные Чернила», «Армянский коньяк» (Коньяк – городок во Франции), «немецкие романы» и «русские романсы» («роман» и «романс» обозначало когда – то произведения на романском языке). Этимология объясняет происхождение слов, но не дает инструкций по их употреблению.

Статья из журнала «Знание — сила» № 12, 1973

 


 

Котята в продаже

сканирование фото пленки слайдов

© 2007-2011 kitten-kiev.com.ua

печать, сканирование